Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Теодицея по Эпикуру





Бог желает избавить мир от страданий (несчастий, зла), но не может
Бог может избавить мир от страданий, но не желает
Бог не может и не желает избавить мир от страданий
Бог может и желает избавить мир от страданий, но не избавляет



promo shaburow october 23, 2015 16:06 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Из речи Иосифа Бродского перед выпускниками Мичиганского университета декабрь, 1988 год Сосредоточьтесь на точности вашего языка Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счётом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои…

Честные и бесчестные


Конфуцианская притча

Фань Чи спросил о том, что такое человечность. Конфуций ответил:

— Это любовь к людям.

Фань Чи спросил о том, что такое знание. Конфуций ответил:

— Это знание людей.

Фань Чи не понял. Тогда Конфуций пояснил:

— Если поставить честных над бесчестными, то можно всех бесчестных сделать честными.

Фань Чи ушёл и, встретившись с Цзыся, сказал:

— Я только что был у Учителя и спросил его о том, что такое знание, а он ответил: «Если поставить честных над бесчестными, То можно всех бесчестных сделать честными». Что это значит?

— Прекрасно сказано! — ответил Цзыся. — Когда Шунь правил Поднебесной и выбирали из толпы, то выдвинули Гао Яо, и все, кто не был человечен, удалились. Когда Тан правил Поднебесной и выбирали из толпы, возвысили И Иня, и все, кто не был человечен, удалились.




Лишь тот, кто сам прям, выпрямит других



Даосская притча

Конфуций дожил до пятидесяти одного года, но так и не постиг Пути. Он отправился на юг, пришёл во владения Пэй и там повстречался с Лао-цзы.

— Ты пришёл? — удивился Лао-цзы. — Я слышал, что ты — достойнейший муж северных краёв. Ты тоже обрёл Путь?

— Ещё нет, — ответил Конфуций.

— А как ты искал его? — спросил Лао-цзы.

— Я пять лет искал его в установлениях и числах, но не мог постичь.

— А потом?

— Я искал его в учении об Инь и Ян, но так и не постиг его.

— Иначе и быть не могло, — сказал Лао-цзы. — Если бы Путь можно было вручить как подношение, не было бы на земле подданного, который не поднёс бы его своему правителю. Если бы Путь можно было подарить, не было бы на земле человека, который не подарил бы его своим родителям. Если бы о Пути можно было поведать, не было бы на земле человека, который не поведал бы о нём своим братьям. А если бы Путь можно было передать, не было бы на земле человека, который не передал бы его своим детям и внукам. Однако же сие невозможно, и тут уж ничего не поделаешь. Если в самом себе не обретёшь Пути, удержать его не сможешь. Если делами своими Путь не подтвердишь, он в мире не претворится. Что исходит изнутри, не примут вовне, а потому мудрый себя не раскрывает. Что входит извне, не найдёт места внутри, а потому мудрый ничего не таит в себе. Имя — общая принадлежность, им нельзя пользоваться в одиночку. Человечность и долг — временное пристанище древних царей: в них можно скоротать ночь, но нельзя жить долго. Если же люди приметят, что ты в них живёшь, не оберёшься неприятностей.

Настоящие люди древности ради удобства шли дорогами человечности, ночевали в постоялых дворах долга, чтобы потом привольно гулять на просторе. Они кормились простой пищей и жили на земле, не взятой взаймы. Когда ты привольно гуляешь, то следуешь Недеянию. Когда ты питаешься простой пищей, легко насытиться. Когда живёшь на земле, не взятой взаймы, не лишаешься своих сокровищ. Древние называли это «странствием ради собирания подлинности в себе».

Тот, кто жаждет богатства, не может отказаться от наград. Тот, кто жаждет славы, не может отказаться от изве¬стности. Тот, кто жаждет власти, не может дать людям воли. Подбодришь его — и он возгордится. Упрекнёшь его — и он расстроится. Такие ничего не замечают вокруг себя и ни на миг не могут обрести покой. Они из тех, на ком лежит кара Небес.

Устрашать и миловать, отбирать и давать, бранить и наставлять, даровать жизнь и казнить — таковы восемь способов исправления людей, но применять их может лишь тот, кто умеет, не стесняя себя, следовать Великому Превращению. Потому и говорят, что лишь тот, кто сам прям, выпрямит других. А если нет праведности в сердце, и Небесные Врата в нём не откроются.