Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Этюд эпохи возрождения

Человеческий организм штука сложная и малопонятная, выкидывает иной раз такие фортели, что и в ум не возьмешь. Постигнуть, что и от чего в нём случается, иногда нет никакой потенциальной возможности, особенно в сфере чувств.

Вот в понедельник, к примеру, безо всяких видимых оснований к тому, Рукавицин проснулся от невесть откуда взявшейся тоски и резкого упадка нравственных сил. Раньше, когда Рукавицин производственно трудился, начало недели оптимизма у него тоже не вызывало. Но сейчас-то работы у него не было - сократили ещё  позапрошлой осенью и никуда не брали из-за несвежего возраста. Нет, дело было явно в другом. Деньги у него также отсутствовали и волноваться, что их сопрут или обжулят, не приходилось.

Может это из-за здоровья беспокойство, так нет. Никакого здоровья не было уже давно, чего же из-за него волноваться. Определенно был другой мотив. Может с домом проблемы? Опять мимо. Никакого дома у Ивана Григорьевича не было. Как со службы выперли, так и из служебного общежития попросили, где он почти четыре десятка лет без малого кантовался в ожидании обещанной квартиры. Не дождался, слава богу. А то бы сейчас тебе и квартплата, и вывоз мусора, и газ, и капитальный ремонт и прочая колготня. Значит отпадала ещё одна серьезная подоплека пессимизма.

Collapse )
promo shaburow october 23, 2015 16:06 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Из речи Иосифа Бродского перед выпускниками Мичиганского университета декабрь, 1988 год Сосредоточьтесь на точности вашего языка Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счётом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои…

Жыве Беларусь!

c874ac870541c8ceee38dcc277563f6e

Как плащаница, бело-красно-белый

Флаг реет, символ Твой святой.

Когда Господь вдохнул мне душу в тело -

То Ты, Отчизна, стала мне душой.

Ты - воля Белорусская, Ты - вера.

Всем кривичам Ты кровная родня.

Когда тебе понадобиттся жертва - Возьми меня.


Владимир Неклюев

Божественный фактор

Трудно ли  Мне быть? Скажу по чести – нелегко.

Иной раз думаешь, а зачем Мне это. Ведь бесполезно. Не внимают, не слушают, не хотят, не желают. Только: дай, сотвори, помоги! А сами врут и верят в то, что врут. В ложь верят, не в Меня. И никакой страсти к преображению. Погрязли в пороках, черны в помыслах, трудны в деяниях.

Вот давеча - ходил на Дорогомиловский рынок. Взошел на приступок. Граждане,- говорю,- товарищи… господа! Послушайте. Вы не понимаете, что делаете, так нельзя жить, люди… Вы же не такие. Где нравственность, куда подевалась ваша совесть? Где милосердие?...  Побили. Пенсне разбили, харкнули в облик и по шляпе прошлись ногами. Я не разгневался, нет, гнев – удел слабых. Да и не впервой это. Дважды забирали уже. Околоточному сразу жалуются. Вот, мол, ходит, спрашивает, чего-то хочет от нас, дурак какой-то, никак не унимается. На лечение по суду отправляли, да, было.

Мир этот я делал в спешке, так случилось. Возможно что-то упустил. Нет, пташки, пингвинчики и котики получились на загляденье, сам любуюсь. А вот эти “по образу и подобию” как-то не очень. Чего-то недодумал, недоглядел, дуралей старый. За прошедшие тысячелетия что только не пробовал, ничего не помогало. Отчаиваться не буду, грех это. Но возмутительно вот что – они себя Мне уподобляют, именем Моим пользуются в личных целях, храмы в рынки обратили! Погрязли – одни в роскоши, другие – в нищете!

Collapse )

Мои тезисы

Все, кто лояльно относится к этой банде негодяев, или сами негодяи и мерзавцы, или люди неумозрительные. Первых презираю. Со вторыми не хочу иметь ни общих дел, ни бесед, даже о погоде. Они скушные.

О праве на глупость

“Выборы, выборы! Кандидаты пидоры!” – пел совсем недавно этот сопротивленец. По правде сказать, я пару песен из его  репертуара смог бы послушать по второму разу. Например про Москву с колоколами. Очень даже неплохая песенка.

Право на глупость никто, конечно, не отменял. Хотя, а почему глупость. Ну пообзываетесь вы и скоро забудете. А он останется сидеть в светлом зале и на хорошем окладе. А петь он и потом сможет. В стране, где отсутствует понятие о репутации, поступок его умный. Второй раз ведь могут и не предложить, а жизнь одна.

Но не удивил.

Collapse )

Чей Рим?

Однажды, дело было ещё до нашей эры, римским легионерам в горных лесах Шотландии встретился местный житель, пикт. Тот как раз в лесу хворост собирал, чтобы спроворить доброго шотландского виски. Ну, легионеры достали свои бронзовые мечи и, сверкая прекрасными старинными латами, начали допытываться: а, скажи-ка нам, любезный, чей Рим? Замыслили, что тот скажет им, что Рим карфагенский и тогда они его цап-царап и в кандалы, отвезут в Империю и со спокойной совестью распнут вдоль Аппиевой дороги. Просто арестовать и тем более казнить, они не могли даже дикого пикта. Очень они уважали своё римское право, ибо оно лежало в основании Великого Рима. Знали, что без закона империя и не империя вовсе, а так, труха.

– Говори, подлая собака, чей Рим, да поживее, недосуг нам тут с тобой возиться. У нас ещё дел по горло. – кричат они ему и копьями тычат.

А тот мычит, орет чего-то не по-римски, хворост разбросал, шкуру на груди порвал, а по делу ни слова.

Collapse )

Стабильность

Граждане делятся на две части: одни уже болеют гриппом, другие ещё нет, одни - умные, другие ещё нет, одни -  пессимисты, другие – ещё нет, одни любят редьку с постным маслом, другие – гречневую кашу с бараньим боком, одним хочется конституции, другим – севрюжины с хреном, у одних плешь, у других ещё нет.

Периодически первые меняются местами со вторыми. Процесс этот объективный, неосознанный и непрерывный. Некоторое представление о том, жмут ли вам штиблеты или вот эти огромные грязные лужи прекрасны, потому что в них можно увидеть небо, дают психологические тесты.

Восемь лет назад я испытал себя в тесте Люшера и понял, что я молод и глуп.

Сейчас наткнулся на него опять и решил заглянуть в эту грязную лужу.

Да, там все ещё отражается небо. И звезды. И скорая весна. И “Полет” Шнитке...

Квириты, я всё ещё молод и глуп.

Collapse )

Узнавание мнения народа о явлениях посредством беседы

– Вот, скажите мне, пожалуйста... Да не крутите головой. Я вас спрашиваю, гражданин, скажите, есть ли на свете Правда?

– Ну, я не специалист, конечно, не компетентен, так сказать. Но думаю, что есть. Мне рассказывали, книжки читал в детстве, новости смотрю регулярно. А как же...

– А вы самолично ее встречали когда-нибудь?

– Не приходилось как-то. Так я же говорю - не специалист. Я и Шекспира не встречал, ну и что. Что же, его нет?

– Успокойтесь, гражданин, Шекспира нет. А вы, товарищ, что думаете? Есть Правда, как считаете?

– Я то? Наверное. Всегда же была. Хотя сам лично не встречался, врать не буду. Пива вот хорошего точно нет, хотя раньше было. И вобла…  разве это вобла, тьфу, картон. Вот раньше была вобла – ароматная, вкусная, пожуешь ее, а соль на губах сохраняется. А пиво, пиво было – душистое, пенное, сдуваешь пену и пьешь, сдуваешь и пьешь. Ну и что, что разбавляли, зато никаких этих ваших “битте-дритте”, по-простому все было, по-человечески, душевно. А люди у ларька – это же люди были - за жизнь можно было поговорить, обсудить всякое - про спорт, агрессивную политику капстран и прочее. Профессора с доцентами приходили, не брезговали. Вот как оно. В магазинах ничего не было, говоришь? Ну и что? А щас чего? Напридумывали баров этих, ресторанов, туда же нормальным людям не попасть. А цены... Иной раз хочется… не буду говорить чего… Так-то. А вы с правдой какой-то...

Collapse )

Сравнительное жизнеописание

Жил-был в одном городе человек Захаров. Захаров никогда не смотрел в глаза, когда говорил. А говорил он, что не любит дракона, а людей - наоборот. Хотя, на самом деле, любил дракона, а людей - наоборот. Вскоре Захаров простудился и помер.

Collapse )

Когда цветет вереск

Первые признаки осени заметны уже в августе. То тут, то там мелькает желтизна в верхушках деревьев - будто невидимая рука небрежно разбрызгала шартрез. Птицы уже не галдят беспечно, как в июле, а деловито общаются. Слабые сердцем щебечут: “На юг, на юг.” Им вторят отважные: “ Мы здесь, мы здесь." И те, и другие готовят молодняк. Одни – к дальней дороге и новым местам, другие – к невзгодам, ненастью и бескормице.

Перед тем, как придет сырость, грязь, тьма и долгая -- до снега -- тоска, наступает лучшая, пожалуй, пора –  бабье лето. Нет уже зноя, пыли, да комаров, да мух и все безмятежно замирает. И кажется, что даже бордюры в Москве меняют уже не так яростно. Теплые тихие вечера зовут прогуляться, огромная полная луна подмигивает Морем Дождей, дескать, все в порядке, парень, я тут.

Collapse )