?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Для писем и газет
shaburow

Все комментарии скрыты

Buy for 10 tokens
***
...

Балясник и старик
shaburow

Балясник в больших желтых ботинках, колпаке с бубенчиками и с алебардой на плече шел в поля охотиться на павлинов. По дороге ему встретился старик, сидевший на пне с зайцами вокруг. Старик макал палец в плошку с жидкой глиной и рисовал на зайцах знаки.
- Эй, ты, старый, - крикнул балясник, - ты чего это делаешь?
- Номерки рисую, - ответил ему дед, не поднимая головы.
- Для чего же зайцам номерки?
- Приманивать уходящие тени…  для гармонии. Разве ты не знаешь, шут?!
- А что ещё ты знаешь? - спросил балясник, отряхивая с подошвы ботинка древком алебарды приставший заячий горох.
- Ну, то, что гармонии покамест нет - я ещё не все номера нарисовал. А значит скоморохам не место в полях.

Read more...Collapse )

Херсон или немного об особенностях сновидений Евгения Гришковца
shaburow

Здравствуйте!


Вообще, говорить о снах я не люблю, тем более, что я их почти никогда не помню, правда. Ещё больше я не люблю выслушивать чужие сны. Исключение делаю только для жены, когда она в пятницу рассказывает мне какой-нибудь свой плохой сон.


Но сейчас я хочу рассказать именно о приснившемся мне намедни удивительном сне. Мне не приснилась Ким Кардашьян, что было бы логично, потому что у меня в институте был приятель Андрюха Ким. Нет! Мне приснился очень и очень ясно Евгений Гришковец, который сам спит и уже в своем сне пишет письмо Владимиру Зеленскому.


Понятно, что Зеленский попал в мой сон из-за того, что отовсюду только и звучит информация об украинских выборах. Но как туда попал небритый Гришковец? Хотел я уже было плюнуть и перестать смотреть этот сон и все-таки поискать Кардашьян, но тут вспомнил, как однажды Калигула, мир его праху, сказал в подобном случае: Поистине пути всезнания неисповедимы, осознание знания есть признак незнания. Поэтому пришлось смотреть дальше.

И вижу я это одновременно двух Гришковцов. Один, значится, спит, а второй, это уже у него во сне, сидит за столом в ночном колпаке с помятым лицом. Перед ним горит восковая свеча, стоит чернильница и он гусиным пером, периодически окуная последнее в чернила, наморщив лоб, очень старательно пишет письмо Зеленскому на бумаге. Почему он не воспользовался ноутбуком я не знаю. Это же его сон. И вот, удивительно то, что я отчетливо вижу как складно он пишет - с точками, запятыми и с большим уважением к адресату.

Read more...Collapse )


Шевели извилиной
shaburow

Думай, не думай - все едино. Когда я думаю, я думаю, что думаю. А когда я не думаю, то думаю про то, что не думаю. И все равно получается, что думаю. Но когда я все-таки думаю - это ни к чему не приводит ровно также, будто я и не думал.

Но если уж взялся думать - думай всегда. Ведь достаточно разок не подумать - конец всем тезисам и все, что ты думал до этого, все равно, что свежий навоз - парит, теплый, но никому не жарко. Правда без вони. Чтобы вонь появилась надо поверхоглядничать несколько раз подряд или один раз, но вызывающе. Много подобных случаев в последнее время зафиксировано. Так - то, братцы. Знаете почему? Потому, что они только думают, что думают, а на самом деле - нет. Об этом стоит подумать - думать или не думать. Хотя это ни на что не повлияет, кроме появления скорбных морщин на физиономии. Или не появления. Вот у тебя, читатель, есть морщины? И о чем это свидетельствует? А если их нет, то почему? Задумайся об этом.


Нелепица
shaburow

Однажды Иван Васильевич Посудин потерял надежду.

Произошло это утром по дороге на службу. Когда Посудин входил в трамвай надежда была при нем, а в контору он явился уже без неё. Проверил Посудин наличие всего остального: ключей от квартиры, носового платка, гордости за страну, ста пятидесяти рублей на обед и проездного билета - все на месте, а надежды нет. Расстроился Иван Васильевич и пошел к доктору.

Доктор сидел за столом, рисовал на листочке чертенка и мурлыкал хрипловатым баритоном: гаснут дальней Альпухары-ы золотистые края, на призывный звон гитары-ы выйди, милая моя...

- Здравствуйте, доктор, - сказал Посудин. - У меня неприятность случилась. Пустяк, конечно, и ерундень, мне даже и говорить неловко...
- Не стесняйтесь, говорите, я же доктор, - сказал доктор, прищурил один глаз, дорисовал чертенку хвост, распушил на конце, затем смял листок и щелчком отправил его в сторону урны.
- Я, видите ли, доктор, надежду потерял. И уже отчаялся ее найти.
- Хм… А когда это произошло?
- Сегодня утром, доктор, по дороге на службу.
- А где она у вас была до этого?
- Трудно сказать точно. Где-то внутри. Я умру, доктор?

Read more...Collapse )


О периодическом дыхании
shaburow

Однажды сэр Чейн и сэр Стокс глубокой ночью неофициально посетили вождя и лучшего друга безродного космополитизма Иосифа Виссарионовича Сталина. Цель визита осталась неясна, ибо пробыли они недолго, а ушли по-английски, не прощаясь, через предварительно вырытый тоннель Бомбей - Лондон. Сам же генералиссимус никому об этом не сказал ни слова.


Рекурсия
shaburow

В завтрашнем дне отразится вчерашний также, как в позавчерашнем отразился послезавтрашний. Когда в прошлой среде мелькнула будущая суббота, август увидел своё отражение в елочных игрушках и поежился.

Ветер все время дул в противоположную сторону, но ледоход на реке Конго  упрямо отображался в пыльном афганском небе, а в шанели явственно присутствовали нотки нафталина.

Посреди Таганской площади растерянный мужик в пыжиковой шапке отчаянно орал “Ау”. Но его никто не слышал, никто. Страшное место эта Таганская площадь. Она отражается в самой себе. Не советую там бывать.


Про Прелесть
shaburow

Раньше я думал, что это Аркадий Райкин умный. Потом я думал, что это Карцев с Ильченко умные. Оказалось, это был сатирик Жванецкий.

В любую погоду сатирик Жванецкий носил калоши. Но в лужи не лез никогда, потому что был мудр. Знал он, что мир зыбок. И знал человеческую натуру.

Поэтому и творил талантливое невидимое и все смеялись над дураками. Особенно умные. Глупые тоже смеялись над дураками. Огромные хохочущие залы собирались без единого дурака.

А намедни сатирик Жванецкий бросился домой, собрал там всех раков, что были - и по пять рублей крупных, и по три рубля мелких. Полный портфель набил. Знатный портфельчик - из такой старой кожи, аж бархатистый на ощупь. У меня был похожий. Потом пошел на речку и выпустил раков в обмен на Прелесть. Не устоял. Несмотря на мудрость и знание человеческой натуры. Раки, само собой, передохли на льду от голода. Лунку-то им Жванецкий не пробил. Он же сатирик, а не зоолог.


Старости
shaburow

Осенью в красноярском издательстве “Буква Статейнова” вышла вторая книга серии “Жемчужины русской литературы “Проза XXI век ”. Сборник украшен несколькими моими рассказами и миниатюрами.

Не написал об этом сразу, ибо легендарно скромен. Нас, таких, на всей земле осталось человек десять, не больше.

Пользуясь случаем, хочу здесь заявить - скромность в себе решительно осуждаю, понимая со всей ясностью её вызывающую несовременность и борюсь с ней как могу: периодически совершаю нескромные поступки, провоцирую себя на нахальство, хамство и прочие социально одобряемые действия. Пытаюсь лгать, но получается пока плохо - краснею и выдаю себя. Есть, есть ещё над чем работать, согласен.

Но хрен от неё избавишься просто так. Это как рука - только оторвать можно до состояния инвалидности. А инвалидов и без меня в стране хватает.

Что до книги, то это хорошо. Книга - это завсегда хорошо.

А не замахнуться ли мне, в качестве тренировки нахальства, на собственную палею, вот что.


В темпе вальса
shaburow

Вы считать-то умеете? Ну, вот, и посчитайте

Шесть на ум пошло, семь с ума сошло

Шесть на ум пошло, семь с ума сошло

Шесть на ум пошло, семь с ума сошло

Идет бабка с клюкой

Раз, два, три

Раз, два, три

Раз, два, три

Трофим ковыляет на службу

Шлёп, шлёп, шлёп

Шлёп, шлёп, шлёп

Шлёп, шлёп, шлёп

Морда красная у него и одышка

Фух, фух, фух

Фух, фух, фух

Фух, фух, фух

Синичка на подоконнике

Тук, тук, тук

Тук, тук, тук

Тук, тук, тук

А потом делили апельсин на дольки

Раз, два, три

Раз, два, три

Раз, два, три

Read more...Collapse )

Ad Astrum
shaburow

Жил был коллежский секретарь Василий Пуговицын. Однажды повысили его до асессора. Было ему явиться на заветное поле для получения счастливой звезды как достигшему положения. Чтобы, значит, соответствовать высокому званию носителя чина и жить далее в благоденствии и достатке.

Явился Пуговицын в поле за полночь, задрал рожу кверху, вытянул ладонь и стал ждать.

Раздался гул. В вышине, мигая, летел самолет.

“На юг пошел”, - подумал Василий, переминаясь - снег, набившийся в ботинки, начал таять.

Вскоре всё затихло и с неба неслышно посыпались звезды. Ладонь Пуговицына кольнуло что-то холодное. Вооружив глаз толстой диоптрией, он стал рассматривать объект. Картины неземной красоты открылись перед ним и раздались волшебные звуки минорной тональности. Но не уныние наводили они. Напротив, мысли Пуговицына, до того мечущиеся в панике от окружающей действительности жизни, вмиг умиротворились и сладкая печаль охватила его душу.
-
Ишь, ты, - поразился Василий событию. - Зараза!

Read more...Collapse )


О подвиге генерала Кирасирова
shaburow

Прошедшей ночью в распоряжении группы расследователей Беллинг Кот оказалась копия секретного документа, касающаяся громкого события прошедшей недели. Ниже публикуется его текст без изъятий и искажений.


***


Протокол подвига №3 генерала Кирасирова


Секретно

Кол-во экземпляров - 1

Время хранения - вечно

Дата совершения подвига:  четвертого дня листопада двунатысячноосьмнадцатого года от Р. Х.

Кем совершен подвиг: генералом кавалерийской флотилии внутренних морей имени Розы Люксембург и святого отца Онуфрия

Место совершения подвига: поле былинное

Цель подвига: самоличный пример героического деяния

Использованное оружие: Слово доброе


Засвидетельствовали:


Генерал Кирасиров - подпись

Поверженный супостат - подпись

От стражи - крестик

От холопов и зевак -  отпечаток большого перста


Результат подвига внесен в летопись

Read more...Collapse )

Пирожок с капустой
shaburow

- Мир одномерен и всегда был одномерен. Понимаешь? В каждый заданный промежуток времени он плоский, как доска. Я это понял только сейчас. Я всю жизнь занимался точными науками - физикой, коллоидной химией, математикой… всё это ерунда. Я многого не понимал, не то делал, не о том думал, не так чувствовал. И вот, понимаешь, только на старости лет, только сейчас… не догадка.. озарение, вот! Я понял главное! Всю жизнь я занимался не тем - чепухой, никому не нужной чепухой. И ещё я был, мне стыдно в этом признаться, атеистом. Я заблуждался…,  я думал, что мир сложен, многомерен… я физикой занимался, изучал его… вся жизнь псу под хвост. Вздор, все вздор, пустое!


Старик пригладил взлохмаченную бороду, заправил обратно в жилетку наполовину выбившийся серый в горошек галстук и полез дрожащими руками в потертый портфель. Достал оттуда пакетик и выпростал из него пирожок с капустой.


- На-ка, поешь, - голос его всё ещё дрожал. Он вздохнул и поковылял на трамвайную остановку.

Read more...Collapse )

Как Розенкранцев сольфеджию утопил
shaburow
Шел Розенкранцев со службы домой как-то. Осенью дело было, вот как сейчас. Дождь моросит, настроение сырое, калоши разъезжаются. И тут правый глаз у него стал дергаться. А как дернется, так из уха, тоже правого, канарейка вылетает окольцованная и тотчас в Африку на зимовку. Это явление так взволновало Розенкранцева своей необычностью и неизученностью, что присел он на лавку, чтобы задуматься обо всем этом. Но оказалось, что нечем - мозг куда-то исчез. Тут под ним лавка и обратилась в труху, а сам он свалился в лужу.
Read more...Collapse )

Теория вероятности
shaburow

Филолог съел сливу и плюнул косточкой в ведро, но не попал.

Тогда антрополог тоже съел сливу и плюнул косточкой в ведро, и не попал.

А диетолог съел сливу вместе с косточкой.

А таксидермист Ярцев сел в кожаное кресло и сказал: лиса вьёт гнезда чаще всего на осинах оттого, что её синюю шкуру там меньше видать. Маскируется она так. Да и желуди, которыми она харчится, всегда рядом. Там её зверобой и берет.

Read more...Collapse )

Круговерть
shaburow

У пенсионера Никифорова голова кругом пошла. Крутится и всё, прям беда. Как новости услышит, так и начинает вертеть. Главное дело, крутится чугунок всегда в одну и ту же сторону. Ни поесть нормально, ни попить - проливается всё. Измучился рубаху стирать, исхудал пенсионер Никифоров.

И тут один старичок доктор методу подсказал действенную.

- Similia similibus curantur, - сказал он, лукаво глядя сквозь круглые очечки, резко мотнул шапочкой и погладил седую клинышком бородку. - Вы, голубчик, крутите ею, головой то есть, в обратную сторону, при надобности.

Read more...Collapse )

Понселет
shaburow

У телеги возчика Паркинсонова колесо оторвалось на бугре, да и покатилось. А отчего же ему не катиться, скажите, коли оно круглое. Ну, вот, прохлобыстало колесо три уезда и две губернии, а там под гору и по мосту через речку. А тут и застава. Неслось оно уверенно, шапки не ломало, поэтому  охрана на всякий случай под караул взяла, а то мало ли чего. Даже паспорт спрашивать не стала, да и какой у колеса паспорт.

В газетах писали, что так оно перемещается и дальше - будто бы видели его где-то то ли под Житомиром, то ли под Секешфехерваром, а в “Ведомостях” третьего дня даже упоминали про Йоркшир.

Read more...Collapse )

Философическое
shaburow

Живущий только временно живет, а не живущий не живет не временно.

Освободясь от жизненного бремени, он вечности частица и оплот.

Он там, где есть нежизни торжество: ни тьмы, ни света, ни зимы, ни лета...

Хорошего там нету ничего, но ничего плохого тоже нету.

Там нет дурных вестей, утрат, растрат, тюрьмы, сумы и чириев на коже,

Там дрожь не бьет и зубы не болят, не жмут ботинки и тоска не гложет.

Там смерти страх неведом никому, ни храбрым людям, ни трусливым людям.

Пусть даже мир окончится, ему, тому, кто там, конца уже не будет.

Ваш предок тем особо дорожил, такую мысль в себе лелеял гордо,

Что с Пушкиным в одну эпоху жил и с Гоголем в одни и те же годы.

Что ж, за приливом следует отлив, не всякий век талантами расцвечен,

А наш и вовсе сир и сиротлив, гордиться некем, кажется, и нечем.

Но жребий исправим, поскольку он на время жизни выпал, а помрете,

И с гениями сразу всех времен в течении нежизни совпадете.

Read more...Collapse )

Паблисити Петрова
shaburow

В четверг Петрову приснился старик, похожий на заведующего тарным хозяйством Трофимова, только тощий.  Спрашивает старик, чего тебе дать, мол - денег или славы, выбирай? А у Петрова отродясь не было ни денег, ни самой закудышней славы. Был он тихим и скромным бухгалтером и не имел ни друзей, ни родственников. На всей земле знало его десятка полтора людей да дворовой кот, которого он иногда подкармливал. И, главное, ему не нужно было ничего. Но старик стал настаивать. Дескать, выбирать надо обязательно.


Ну, возьму я, к примеру, деньги, - стал думать Петров, оставшийся рассудительным даже во сне - сколько старик может дать? Положим, миллион. И что я с таким капиталом делать буду - в банк не отнести, спросят - откуда... и что им говорить? А дома держать - так узнают и пристукнут. Разве купить чего… а чего купить? у меня все есть.


А старик торопит, не задерживай, говорит, мне ещё по двум адресам надо. Вот и выбрал Петров славу, потому как иных вариантов не было.

Read more...Collapse )

Бараний гимн
shaburow

Что объединяет Тацита, Карамзина и Клима Кима?
Печальная наука история и бараны.


Древнеримский историк Тацит, например, очень любил монотонные удары в барабан. Это создавало ему нужный настрой весь день. А поскольку работал он много, одного барабана ему хватало максимум дней на двадцать пять. Потом он лично шел на их древнеримский базар и покупал новый. Непременно с бараньей кожей, которая издавала нужный ему звонкий, но безнадежный звук. Достоверно известно, что свои “Анналы” он именно так и создал.


Российский же историк Карамзин, обратно, любил запеченные бараньи ребрышки. Такие, знаете, ароматные, с чесночком, политые свежевыжатым лимоном, посыпанные кинзой, базиликом и обложенные тонконарезанными кольцами сочного лука. Однажды, после такого обеда, он и придумал слова “гармония” и “эстетический”.


Последний в этом ряду тоже историк, хотя и считает себя математиком. Пускай и интуитивный. Он создал блестящий во всех местах шедевр об овцах.

Клим Ким. Я понял, кто я!Collapse )